То тарелками пугают дескать подлые летают только



То тарелками пугают дескать подлые летают только

Владимир Высоцкий: Письмо пациентов «Канатчиковой дачи»* в редакцию телепередачи «Очевидное Невероятное»*.

A letter of the “Kanatchikova Dacha” madhouse patients to the program “Obvious is incredible”. Madhouse Levél a „Nyilvánvaló – lehetetlen” c. tévéadás szerkesztőségének, a Kanatcsikovói dácsáról

Перевод на английский (translated in English) by HFWR

Перевод на венгерский (tanslated in Hungarian) by Szöllősi Dávid

*This is a funny song full of idiomatic and slangy expressions widely used in the contemporary Russian language in every day communication.

“Kanatchikova dacha” (Rus: «Канатчикова дача») is a mad house located in Moscow.

“Obvious is incredible”, or “Evident, but Incredible” (Rus: «Очевидное – невероятное») is an extremely popular Soviet TV programme in popularization of science hosted by the Soviet academic Serhey Kapitsa.

Русский текст со словарём

Дорогая передача! Во субботу чуть не плача,

Вся «Канатчикова дача» к телевизору рвалась.

Вместо, чтоб поесть, помыться, уколоться и забыться

Вся безумная больница у экрана собралась.

Говорил, ломая руки, краснобай и баламут

Про бессилие науки перед тайною Бермуд.

Все мозги разбил на части, все извилины заплёл,

И канатчиковы власти колят нам второй укол.

glib talker, trouble-maker

to braid convolutions /to get confused

Уважаемый редактор! Может лучше про реактор,

Про любимый лунный трактор? Мы устали, хоть кричи.

То тарелками пугают, дескать, подлые, летают,

То без ножей людей терзают филиппинские врачи.

Ну кой мы в чём поднаторели — мы тарелки бьём весь год,

Мы на них собаку съели, если повар нам не врет.

А медикаментов груды — в туалет, кто не дурак,

Вот это жизнь! И вдруг Бермуды. Вот те раз, нельзя же так!

to become skilled (at, in)

to know smth inside out/to get one’s hand in

(*here is a word-play: “собаку съел” means 1) idiom, to know something inside out, or 2) to really eat a dog on the plates, because it happens in the madhouse called «Канатчикова дача», “тарелки” here means 1) plates, 2) UFO)

What a life! there you are!

One cannot do such a thing!

Мы не сделали скандала — вожака недоставало.

Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков.

Но на всяческие бредни сети есть у нас и бредни,

Не испортят нам обедни злые происки врагов!

intrigues and nonsense

not to ruin things for smb

Это их худые черти мутят воду во пруду,

Это всё придумал Черчилль в восемнадцатом году.

Мы про бермудские кошмары сочинили ноту ТАСС,

Но примчались санитары и зафиксировали нас.

skinny devils; to make trouble (Id.)

Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек,

Трясся в пене параноик, как ведьмак на шабаше: «Развяжите полотенцы, иноверы, изуверцы,

Нам бермуторно на сердце и бермутно на душе!»

we are hard on hearts and souls/we have Bermudas on the souls and Bermudas on our minds

От наук уставший школьник нёс совсем уж ерунду,

Он говорил, что треугольник – их учитель по труду.

Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был,

И тогда главврач Маргулис телевизор запретил.

to tell the nonsense

Вон он, змей, в окне маячит, за спиною штепсель прячет.

Подал знак рукою, значит, фельдшер, вырви провода.

Весь этаж в припадке бьётся.

Нам осталось уколоться и вновь упасть на дно колодца,

как в Бермудах, навсегда.

serpent; to loom (up)

to give a sign;medical attendant

Ну а завтра спросят дети, навещая нас с утра:

«Папы, что сказали эти кандидаты в доктора?»

Мы ответим нашим чадам, откроем правду, им не всё равно, мы скажем: «Удивительное рядом, но оно запрещено!»

А вон дантист-надомник Рудик, у него приёмник «Грюндиг»,

Он идёт на дачный прудик, ловит, контра, ФРГ.

Он там был купцом по шмоткам и подвинулся рассудком,

И к нам попал в волненьи жутком, и с номерочком на ноге.

in weird excitement

Взволновал нас, Рудик, крайне, он сообщеньем нас потряс,

Будто наш научный лайнер в треугольнике погряз.

Читайте также:  Салфетка под тарелку печать

Сгинул, топливо истратив, ну как распался на куски,

Но двух безумных наших братьев подобрали рыбаки.

to run out of fuel

Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме.

Их вчера в стеклянной призме к нам в больницу привезли.

И один из них, механик, рассказал, сбежав от нянек,

Что Бермудский многогранник — незакрытый пуп Земли.

«Что там было, как ты спасся?»- Каждый лез и приставал.

Но механик только трясся и чинарики стрелял.

Он то плакал, то смеялся, то щетинился, как ёж.

Он над нами издевался. Ну сумасшедший, что возьмёшь!

to ask to smoke; stubs

Взвился бывший алкоголик, матерщинник и крамольник,

Говорит: «Надо выпить треугольник. На троих его, даешь!»

Разошёлся, так и сыплет: «Этот контра будет выпит.

Будь он параллелепипед, будь он круг, едрёна вошь!»

to rear up, sedition man, rebel

to get excited; to spout

Пусть безумная идея, вы не рубите сгоряча!

Вы помогите нам скорее и накажите главврача.

С уваженьем. Дата, подпись. Отвечайте нам, а то,

Если вы не отзоветесь мы напишем в «Спортлото».

don’t tell it like it is!

Hungarian (Szöllősi Dávid)

Письмо пациентов «Канатчиковой дачи» в редакцию «Очевидное и невероятное»

Дорогая передача! Во субботу чуть не плача,

Вся «Канатчикова дача» к телевизору рвалась.

Вместо, чтоб поесть, помыться, уколоться и забыться

Вся безумная больница у экрана собралась.

Dear program! On this Saturday, nearly crying,

At Kanatchikova dacha we all rushed for TV set.

And instead of having breakfast, washing, dozing and some dreaming,

All the madhouse came together at the hospital’s TV.

Igen tisztelt tévéadás, most szombaton, szinte bőgve,

Tévé elé rohant minden dácsabeli gondozott,

S ahelyett, hogy mosakodna, szúrná magát és kidőlne,

Ez az egész bolond kórház képcső előtt szobrozott.

Говорил, ломая руки, краснобай и баламут

Про бессилие науки перед тайною Бермуд.

Все мозги разбил на части, все извилины заплёл,

И канатчиковы власти колят нам второй укол.

Someone spoke being excited, he was sort of a chatterbox, about impotence of science before the mystery of Bermudas.

He was very much determined, he was very much concerned, so the doctors of the dacha give us all the second shot.

A hadaró és a zűrös kezét törve dörmögött:

Bambán áll a tudomány a Bermuda-rejtély fölött.

Az agyakat szétvetette, tekervényeket cibál,

Ezért újabb injekciót ad nekünk a hospitál.

Уважаемый редактор! Может лучше про реактор,

Про любимый лунный трактор? Мы устали, хоть кричи.

То тарелками пугают, дескать, подлые, летают,

То без ножей людей терзают филиппинские врачи.

Dear editor! May you talk about a reactor, or our favorite moon tractor? We are ruined, what for more.

We are frightened of the UFOs flying all above our heads, or the healers from Philippines torturing people with their hands

Tisztelt szerkesztő! Nem lenne egy új reaktor jobb téma?

Vagy a „Lunohod”, a kedvenc? Hiszen nem korrekt dolog

Fenyegetni tányéraljjal, mondván, röpköd a sok béna,

Új eb-fejet ugattatni, beszéltetni a romot…

Ну кой мы в чём поднаторели — мы тарелки бьём весь год,

Мы на них собаку съели, если повар нам не врет.

А медикаментов груды — в туалет, кто не дурак,

Вот это жизнь! И вдруг Бермуды. Вот те раз, нельзя же так!

We became the experts also and break plates throughout the year

We know them inside out, if a cook does not tell lies.

Pile of drugs are in the basin, if you are not a fool, of course,

What a life! But now Bermudas! One can’t do to us at once!

Mi is értünk egy és máshoz: folyvást tányért tördelünk,

Ettünk róluk kutyát is, ha nem füllent a séf nekünk.

Gyógyszer doszt van, ám WC-be szórjuk, nem vagyunk hülyék,

„Dolce vita” ez, de akkor jön Bermuda… Állj, elég!

Мы не сделали скандала — вожака недоставало.

Настоящих буйных мало — вот и нету вожаков.

Но на всяческие бредни сети есть у нас и бредни,

Не испортят нам обедни злые происки врагов!

We did not make any row, we were short of a real leader.

Just a few are really crazy, so there’s no leaders at all.

But for all intrigues and nonsense, we have a net and other catchers,

And no enemy can ruin anything for us at all.

Nem csináltunk mégse botrányt, hiánycikk a főparancsnok,

Kevés az igazi balhés, így vezérek sincsenek.

De nem kell a tévé-nonszensz, halandzsából itt is van sok,

Ne süssék túl a libánkat gonosz ellendrukkerek!

Это их худые черти мутят воду во пруду,

Это всё придумал Черчилль в восемнадцатом году.

Мы про бермудские кошмары сочинили ноту ТАСС,

Но примчались санитары и зафиксировали нас.

These are their skinny devils make the troubles all around. This is what Sir Churchill thought many, many years ago.

We have written a TASS note about the Berbudas nightmares,

But the hospital’s attendants came up quickly to fix us.

Ördögeik ber-mutálnak, nem lesz nóta, én megmondtam,

Mindezt Churchill találta ki még kilencszáztizennyolcban.

Robbantásról, tűzről írtunk TASZSZ-nak jegyzéket magunk,

Az ápolók lerohantak, így most fixálva vagyunk.

Тех, кто был особо боек, прикрутили к спинкам коек,

Трясся в пене параноик, как ведьмак на шабаше: «Развяжите полотенцы, иноверы, изуверцы,

Нам бермуторно на сердце и бермутно на душе!»

Those who were so much excited have been tied to their beds. One of our paranoiacs was much trembling like in orgy:

“Undo towels, cruel monsters, you non Christians and fanatics. We have Bermudas on souls and Bermudas on our minds!”

Aki nagyon harcos volt, azt ágy hátához kikötötték,

Epilepsziás száj habzott, bár fogkrémet nem evett;

„Oldjátok ki törölközőm, ti marslakó, gonosz törpék,

Nem Bermuda, – csuda, hogy még lelkünk ki nem szenvedett!”

От наук уставший школьник нёс совсем уж ерунду,

Он говорил, что треугольник – их учитель по труду.

Все почти с ума свихнулись, даже кто безумен был,

И тогда главврач Маргулис телевизор запретил.

Tired from science a poor pupil told the nonsense all day long, He said triangle Bermudas is a teacher from his school.

Even those who have been crazy, getting more and more upset, After that head doc Margulis prohibited to watch TV

Negyven fő hevült izzásig, és felváltva háborog,

Felizgatta őket ez a háromszögletű dolog!

Szinte mind eszét vesztette, hogyha nem is volt neki,

Le is tiltotta a tévét Margulisz, a fődoki.

Вон он, змей, в окне маячит, за спиною штепсель прячет.

Подал знак рукою, значит, фельдшер, вырви провода.

Весь этаж в припадке бьётся.

Нам осталось уколоться и вновь упасть на дно колодца, как в Бермудах, навсегда.

Here is he like a cruel serpent, hides a plug behind his back.

Waves his hand to an assistant, it’s a sign to pull wires out .

All the floor is in hysterics. We need a dose to be forgotten

And fall down in the bottom of Bermudas for the life

Ablaknál áll ez a kígyó, eldugta a csatlakozót,

Jelt adott a felcserének, zárja el a készüléket.

Így nekünk a tű maradt meg, hogy kövessük azt a hajót,

Amely eltűnt Bermudánál, s ott leljük az örök véget.

Ну а завтра спросят дети, навещая нас с утра: «Папы, что сказали эти кандидаты в доктора?»

Мы ответим нашим чадам, откроем правду, им не всё равно, мы скажем: «Удивительное рядом, но оно запрещено!»

But tomorrow our children will be going to ask:

“Daddies, what were all those doctors saying? Can we trust those PhDs?”

We will give a clear answer, we’ll reveal the truth to them: “Wonder thing is nearly to you, but don’t touch it! Never, please!”

Holnap reggel gyermekeink megkérdik, ha bejönnek:

„Apuci, mit mondtak neked eme doktorjelöltek?”

Nem mindegy nekik a válasz, ezért mondunk igazat:

Karnyújtásnyira a csoda, de azt néznünk nem szabad!

А вон дантист-надомник Рудик, у него приёмник «Грюндиг»,

Он идёт на дачный прудик, ловит, контра, ФРГ.

Он там был купцом по шмоткам и подвинулся рассудком,

И к нам попал в волненьи жутком,

и с номерочком на ноге.

Here is Rudik, a home dentist, he has got a radio “Grundig”,

He is going to pick up German radio at a pond.

He was sort of merchant there and became a little crazy,

He’s come to us in weird excitement with a number on his leg.

Rugyik fogász, bedolgozó… Van egy Grundig készüléke,

Éjjelente csavargatja, „Német hullámot” keresi.

Csempész-cuccal üzletelt ő, jobban kapcsolt az elméje,

Hozzánk baljós dühvel jutott, s nagylábujján szám volt neki.

Взволновал нас, Рудик, крайне,

он сообщеньем нас потряс,

Будто наш научный лайнер в треугольнике погряз.

Сгинул, топливо истратив, ну как весь распался на куски,

Но двух безумных наших братьев подобрали рыбаки.

Rudik knocked us really down, he has something to tell us, That our scientific liner disappeared from radars,

In the triangle Bermudas it’s torn down into some parts,

Fishermen picked up two brothers from that liner there at once.

Megrázott a hír, amivel hozzánk feldúltan bejött,

Hogy a kutatóhajónkat elnyelte a háromszög.

Megroppant, az olaj elfolyt, darabokra esett szét,

Két társunkat a halászok eszméletlen mentették.

Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в пессимизме.

Их вчера в стеклянной призме к нам в больницу привезли.

И один из них, механик, рассказал, сбежав от нянек,

Что Бермудский многогранник — незакрытый пуп Земли.

Those survived in cataclysm, exist now in pessimism, found yesterday in prism, treated them from diabolism.

Having run away from nannies, a mechanic from that prism

Said Bermuda polyhedron is an open hub of Earth.

Üveg alatt hozták őket tegnap be a kórházba,

Mindegyiket gyötörte a borúlátás ördöge,

Elszökve az ápolóktól a gépész azt pofázta,

Hogy a bermudai sokszög – a Föld nyitott köldöke.

«Что там было, как ты спасся?»- Каждый лез и приставал.

Но механик только трясся и чинарики стрелял.

Он то плакал, то смеялся, то щетинился, как ёж.

Он над нами издевался. Ну сумасшедший, что возьмёшь!

“What has happened, how’d you survive?” – everybody bothered him.

He could only tremble worried asking somebody for stubs.

He was crying, he was laughing, he was aggressive sometimes. He was kidding, simply crazy, simply mad, what to expect!

„Mi történt ott, hogy úsztad meg?”– faggatták a betegek,

De ő csak a fejét rázta, lődözte a csikkeket.

Hol felsírt, hol felnevetett, berzenkedett, mint a sün.

Gúnyolt minket, de mert bolond, szerintem ez nem is bűn!

Взвился бывший алкоголик, матерщинник и крамольник,

Говорит: «Надо выпить треугольник. На троих его, даешь!»

Разошёлся, так и сыплет: «Этот контра будет выпит.

Будь он параллелепипед, будь он круг, едрёна вошь!»

A former rebel alcoholic burst out shouting and crying:

“We should drink this trigon out. And to share it with three!”

He kept saying: “We will drink it, f**** trigon will dry out,

May it be parallelepiped, or a circle, let it off”.

Szólt egy régi piás, aki szeret balhét provokálni:

„Igyuk ki a háromszöget, hárman egyen osztozunk!”

Begurulva egyre mondta: „Essünk neki, nincs mit várni!

Lehet tőlem téglalap, kör, de vele mi kitolunk!”

Пусть безумная идея, вы не рубите сгоряча!

Вы помогите нам скорее и накажите главврача.

С уваженьем. Дата, подпись. Отвечайте нам, а то,

Если вы не отзоветесь мы напишем в «Спортлото».

This may be a mad idea, don’t tell it like it is!

Our head doc should be punished, thus you’ll help us do it, please.

Yours sincerely. Date, signature. …Answer us asap, and if… If you don’t call us quickly, we will write to “Sportloto”

Vad az ötlet, nem akarjuk, hogy erről most döntsenek,

De jöhet a fődokin át mielőbbi üzenet!

Tisztelettel. Név és dátum. Válaszbélyeg csatolva.

Ha hallgatnak – írunk másnak! Van „Sportlottó” csatorna.

Источник

Поделиться с друзьями
Русский (Владимир Высоцкий) English (ZlataKarlova, HFWR) A letter of the “Kanatchikova Dacha” madhouse patients to the program “Obvious is incredible”, madhouse Levél a „Nyilvánvaló – lehetetlen” c. tévéadás szerkesztőségének, a Kanatcsikovói dácsáról