Тарелки товарищество кузнецова клейма

Редкие.ру

Клейма раннего периода Кузнецовского фарфора. (1810—1860-е годы)

Ранние Кузнецовские клейма имеют различную конфигурацию — заключены в круг, оформлены виньеткой. Чаще всего они бывают вдавленными в тесте, а затем прорисованными синей или зеленой надглазурными красками. Встречаются орфографические ошибки в написании (марки №№ 4, 7).

Марки №№ 1—5 воспроизводятся впервые, на изученных вещах — зеленые. Клеймо № 11 — вдавленное в тесте. По стилистическому анализу предметы, отмеченные марками №№ 1—5, относятся к 40—50-м годам XIX века.

Клейма Дулевского заода
(1832—1917)

Марки крупнейшего Кузнецовского производства довольно разнообразны по начертаниям, отражают самый длительный по времени этап работы.
Марка № 12 (вдавленная в тесте) отнесена А. Б. Салтыковым к 1853 — 1863 годам, то есть к периоду деятельности Сидора Терентьевича Кузнецова, однако обнаруженная нами чайница с таким клеймом тяготеет стилистически к 30—40-м годам XIX века.
Марки №№ 13, 14 — кобальтовые, также периода деятельности Сидора Терентьевича (1853—1863).
Марки №№ 15—21 относятся к раннему периоду деятельности Матвея Сидоровича Кузнецова (1864—1889). Чаще всего встречаются надглазурные голубые (цвет надглазурных фабричных клейм — красных, синих, зеленых — указывает на сортность изделий); №19 — выполнена золотой краской.
Марки №№ 19—21 воспроизведены впервые. Надпись на клейме № 21 характерна для восточного товара.

Клейма завода в д. Короткой
(конец 1840-х — начало 1850-х годов)

Известна лишь одна марка, относящаяся к производству в деревне Короткой близ Дулева. Марка редкая. В виньетке под шестиугольной звездой надпись — «С. Т. Кузнецова в Короткая».

Клейма Рижского завода
(1843—1917)

Фабричные клейма Рижского завода представляют самую значительную группу. Это связано с их большей изученностью, чему во многом способствовали исследования 3. Константа.
Марки рижского фарфора разнообразны, отличаются конфигурацией, изобразительными элементами. Наиболее ранние из них относятся ко времени Сидора Терентьевича Кузнецова (1853— 1863).
Марки №№ 34 — 52 — времени М. С. Кузнецова и его наследников (1864—1917). В сравнении с клеймами предыдущего периода они выделяются большей пышностью обрамления. Клейма №№ 34—47 датируются 1864— 1880-ми годами; №№ 48—52 — относятся к периоду Товарищества, к 1890—1910 годам.
Марки №№ 33 и 42 являются не встречавшимися в публикациях вариантами марок №№ 32 и 41. Марки печатные голубые, надглазурные.

Клейма Тверского завода
(1870—1917)

Марки тверского завода разделяются на две группы — до образования Товарищества (1870—1889) и периода Товарищества (1889—1917). В клеймах периоды обозначены соответствующей надписью: «Фабрики М. С. Кузнецова Тверской губернии» и «Товарищества М. С. Кузнецова в Твери».
Марки №№ 53—58 датируются 1870—1889 годами; №№ 59 — 61 — 1889—1900 годами. Марка № 62 наиболее поздняя, относится к началу XX века.
Марки №№ 59 и 62 ранее не воспроизводились.

Клейма Будянского завода
(1894—1917)

Представленная марка надглазурная, печатная, зеленая (на фаянсе). Конец XIX — начало XX века.

Клейма Дмитровского завода
(1891 — 1917)

Обширная продукция дмитровского завода клеймилась небольшим числом марок. Удалось установить три клейма этого завода.
Наиболее распространенным было клеймо № 63, право на которое Кузнецовы получили с приобретением этого предприятия и пользовались им на протяжении всей деятельности.
Марки №№ 65, 66 также относятся к дмитровскому производству (Д. Ф.— дмитровская фабрика).

Клейма Рыбинского завода
(1894—1917)

Нам было известно лишь одно фабричное клеймо рыбинской продукции с указанием завода. Воспроизведения в литературе неизвестны. Датируется началом XX века.

Клейма Товарищества
(1889—1917)

Известно несколько марок периода Товарищества без указания предприятия. В некоторых случаях под клеймами (например, №№ 67—69) обозначалось производство — Т. Ф., Р. Ф., Д. Ф. и т. д.

Все перечисленные марки теперь можно увидеть на антикварных фарфоровых статуэтках и посуде.

Источник

Кузнецовский фарфоровый завод, клейма кузнецовского фарфора, этапы развития предприятия, особенности технологии производства

Кузнецовский фарфор считается одним из национальных брэндов, давно получивших всемирную известность. Производить его начали в 1832 году, в местечке Дулево. В отличие от Императорского завода, который постоянно поддерживался монаршими особами, да и создавался на деньги, выделенные из казны, Кузнецовский фарфоровый завод был детищем семьи Кузнецовых — выходцев из крестьян-старообрядцев. Начав свой бизнес — а это изначально был хорошо продуманный коммерческий проект — с нуля, к XX веку родовой клан владел уже самым крупным в Российской империи и одним из лучших на европейском континенте предприятием. Годовой оборот его превышал 7 млн. рублей и давал 2/3 дохода, получаемого в целом от всего производства фарфора и фаянса России. Достичь таких результатов Кузнецовым удалось в тяжелой борьбе с конкурентами, применяя разнообразные, порой и не совсем честные методы. Большое внимание также уделялось внедрению в производство разных технических новшеств. Как появился фарфор Кузнецова?

Читайте также:  Вязаная подставка для тарелок

Статуэтка в ресторане Кузнецовский фарфор Р. 5

История кузнецовской фарфоровой империи

Верный расчет и прозорливость

Терентий Яковлевич Кузнецов — человек, с которого началось производство русского фарфорового концерна. Он, сын простого крестьянина-старообрядца, в 1832 году приобрел пустошь Дулево, расположенную во Владимирской губернии — землю разорившихся помещиков Сарычевых. Это была низкая, заболоченная земля, непригодная для земледелия, покрытая лесами. Терентий Кузнецов тогда владел на паях заводом по выпуску фаянсовой посуды, поэтому хорошо знал, что для такого производства нужно много топлива и дешевая рабочая сила. В Дулево и его окрестностях и того, и другого было предостаточно. Пустошь окружали лесные массивы, а местные жители кормились ремеслами, иногда даже носившими криминальный характер (например, в этих местах было много фальшивомонетчиков).

В начале 19 века государство усилило борьбу с сомнительными промыслами, высвободив тем самым много мастеровитых рук, что было очень кстати для Терентия, решившего открыть в Дулево крупный фарфоровый завод по выпуску качественной посуды. Что на такие прелметы будет высокий спрос, Кузнецов понял, посещая базары и ярмарки и видя, что посуда кустарных гжельских мастерских раскупается только крестьянами, а народ более состоятельный такой низкокачественный товар не покупает. Посуда кустарей была непрочной, нечеткой формы, плохо глазированная, она не составляла конкуренции изделиям будущей фарфоровой фабрики. Продуманная технологическая цепочка и четкое разделение ее на отдельные операции обещали рост производительности, составляющий 25%. После запуска нового предприятия все расчеты оправдались. Начало империи фарфора Кузнецова было положено.

Тарелка и вазы Кузнецовский фарфор 8

Заложил Терентий Яковлевич и основы семейного стиля ведения бизнеса, любой ценой добиваясь цели, переманивая к себе мастеров высокого класса, работающих на конкурентов. Так он поступил с живописцами посудного завода Сафронова — уговорил владельца сдать завод в аренду, а затем и полностью выкупил предприятие. Сын его Сидор Кузнецов после кончины отца перевел всех художников в Дулево, обогатив фарфор фирменными прозрачными красками.

Кузнецовы стремились расширить дело. В 1843 г. Сидор открыл еще один фарфоровый завод, теперь в Риге — топлива в городе хватало, а наличие порта обеспечивало быструю доставку материалов и вывоз готовой продукции. Городские власти дали под строительства завода участок земли на окраине города, постепенно здесь появилась целая улица, застроенная зданиями контор фарфорового завода и жильем для заводских рабочих, доставляемых сюда из Гжели. Назвали ее Московской. Кузнецовы вели бизнес хорошо, устраняя конкурентов путем продажи посуды по демпинговым ценам, поэтому занимали ведущие позиции на рынке.

Кузнецовы: преемственность поколений

Сидор Терентьевич постепенно развивал производство фирменного фарфора и ждал наследника. Наконец, когда в семье уже было три дочери, в 1846 г. появился на свет сын Матвей, который должен был после смерти отца возглавить семейное дело. Воспитывали его в строгости, в 15 лет он был отправлен на рижскую фабрику к управляющему Рудакову на учебу. Одновременно он постигал теорию бизнеса, поступив в Рижское коммерческое училище. ( Способный ученик на практике показал впоследствии, что впитал науку учителя — после того, как Рудаков решил завести в Риге собственное фарфоровое дело, Матвей разорил его семью дотла.)

рис.10 Матвей Сидорович Кузнецов.

В начале 1864 г. Сидор Кузнецов умер. Еще несовершеннолетний Матвей сразу стал управлять фарфоровым бизнесом, сначала под присмотром зятьев-попечителей, а с 1867 года самостоятельно. Молодой капиталист поставил перед собой задачу расширить доставшееся по наследству дело. В 1870 г. он купил фабрику Ауэрбаха в с. Кузнецово под Тверью. Она выпускала хороший, ходовой фаянс, украшенный печатным декором. Ее владельцы увлеклись техническим оснащением, упустив коммерческие аспекты работы. Фабрика очень нуждалась в деньгах, и, известно, что Матвей Кузнецов употребил все свое влияние, чтобы прежние ее хозяева не смогли получить кредит. Они вынужденно продали предприятие Кузнецову за сравнительно небольшую сумму. Завод стал расти, расширяя ассортимент — здесь выпускали не только знаменитый фарфор, но и майолику.

Читайте также:  Техническая характеристика колпачковой тарелки

Сливочник, Кузнецовский фарфор рис 12

К 1870-м годам, по мере развития в стране сети железных дорог, в два раза выросли цены на дрова, которые были нужны для обжига. Каменный уголь тогда добывали мало, используя дорогой привозной, доставляемый из Англии. Матвей Кузнецов одним из первых оценил преимущества торфа в качестве топлива и организовал его добычу в окрестностях Дулево, создавая на своем заводе годовалый запас сухого болотного топлива. Торф стоил вдвое дешевле дров, обеспечивал высокую предсказуемость обжига, снижая тем самым процент брака при выпуске кузнецовского фарфора и себестоимость продукции.

Блюдо Кузнецовского фарфорового завода

Для снижения себестоимости предметов фабрикант предпринимал разные шаги — его заводы стали работать преимущественно на сырье, добытом в его имениях. Белую глину, доставляемую с Украины, заменили рязанской, найденной в окрестностях Скопина. Она стоила в два раза дешевле. Постоянно велись и поиски лучших художников, формовщиков, управленцев. Так был найден и топ-менеджер, как сказали бы сегодня, П.И. Ануфриев, ставший правой рукой и главным советником хозяина.

Матвей Сидорович Кузнецов был амбициозен, и хоть и выпускал фарфор, рассчитанный на широкого потребителя, для выставок Кузнецовский фарфоровый завод изготавливал высокохудожественные образцы. Так, в 1882 году завод участвовал в столичной Всероссийской художественно-промышленной выставке. Кузнецов выстроил демонстрационный павильон, да еще и помог украсить, причем безвозмездно, главный Императорский павильон, за что был представлен Александру III. Во время аудиенции фабрикант преподнес императрице Марии Федоровне штучный чайный сервиз, который ей очень понравился.

По совету Ануфриева Матвей Сидорович занимался и благими делами, если в конечном итоге это шло на пользу производству. Он строил специалистам жилье, школы для детей рабочих, храмы и часовни. Поддерживая религиозность в рабочих семьях, добивался улучшения дисциплины на заводах. Закрывал находящиеся поблизости питейные дома, поощрял отличившихся работников дорогой фирменной посудой (правда, чтобы они сразу не бежали ее продавать, не ставил на ней клейма). Нерадивых же наказывали штрафами и увольнением. Стараниями Кузнецова и его управляющего Ануфриева борьба с конкурентами велась и на государственном уровне, были приняты заградительные пошлины на ввоз импортного фарфора, с 1880 года по 1893-й их удалось увеличить на 20-50%, в зависимости от вида продукции.

Супница. Кузнецовский фарфор р7

Держать нос по ветру

Кузнецовы изучали рынок, рассылая по разным городам своих представителей, и знали, что пользуется наибольшим спросом. В соответствии с полученными сведениями корректировался и ассортимент выпускаемого кузнецовского фарфора. Большой популярностью многие десятилетия пользовался так называемый «агашечный» фарфор с характерными яркими розанами – быстрой росписью, нанесенной подушками пальцев. По местным преданиям, придумала такой способ росписи мастерица Агафья, в честь ее имени и назван был этот стиль декорирования. По примеру фабриканта Попова, выпускающего ходовую трактирную посуду, Кузнецовский фарфоровый завод начал производство похожих предметов, не претендующих на высокую эстетическую составляющую. На ближневосточный рынок поставлялся соответствующий запросам местных потребителей кузнецовский фарфор аляповатых расцветок.

Начиная с середины 19 века увеличившемуся сословию предпринимателей потребовалась более изысканная посуда, но не настолько дорогая, как в аристократических домах. Для них Кузнецовский фарфоровый завод стал производить посуду, стилизованную под фарфор западноевропейских производителей. Для богатеев, желающих это демонстрировать в всем, выпускались чашки и тарелки, полностью или наполовину покрытые золотом — так называемое золотое нутро либо полунутро.

Золотое нутро. Кузнецовский фарфор р6

Но на рынке самой доходной и дорогой высокохудожественной посуды у кузнецовского фарфора пока не было своей ниши. Посуда этой категории изготавливалась только для выставок и находила там одобрение и признание, даже Мария Федоровна, императрица российская, на Среднеазиатской выставке, прошедшей в 1891 г., купила для себя пару кузнецовских чайников, украшенных портретами персидского шаха.

Но Матвей Кузнецов не оставлял попыток завоевать, как сейчас бы сказали, премиум-сегмент фарфорового рынка страны. Он даже переманивал художников и других специалистов с Императорского фарфорового завода, приглашал сотрудничать знаменитых художников. На этот призыв отозвался лишь Михаил Врубель, нарисовав эскиз блюда «Садко». Тогда Кузнецов решил прибрать к рукам завод Гарднера в Вербилках, производящий элитную посуду высочайшего качества. К началу последнего десятилетия XIX века у завода финансовые дела подрасстроились, в столице говорили, что это – дело рук засланных казачков Кузнецова. Как бы там ни было, в апреле 1892 года Кузнецов стал владельцем завода Гарднера, заплатив 238 тыс. рублей и сохранив право использовать клейма фарфора Гарднера, его награды и медали. Это облегчало реализацию дорогого фарфора.

Читайте также:  Какие тарелки используют для сервировки стола

ваза и чайные пары Кузнецовского фарфора р 11

XX век: ветра революций и фабрика

Новый век Матвей Кузнецов встретил как крупнейший производитель фарфорофаянсовой продукции в России. В 1902 г. капиталист стал поставщиком императорского двора, на Кузнецовский фарфоровый завод пошли наиболее выгодные заказы. Здесь заказали и кружки, украшенные императорскими гербами, которые входили в подарки, приготовленные для раздачи на Ходынском поле, запланированной во время торжеств 1896 года, посвященных коронации Николая II.

В 1911 г. Матвей Кузнецов скончался. Но фарфоровая империя, созданная им, исправно работала на своих хозяев, пережив революцию 1905 года. И только роковой 1917 год принес крутые перемены. Власть на заводах Кузнецовых перешла к советам. У наследников осталась лишь фабрика в Риге, так как Латвия стала суверенным на тот момент государством. Но в 1940 национализировали и ее, некоторых Кузнецовых депортировали в Сибирь, внука Матвея расстреляли, но часть остались работать на фабрике простыми служащими, и в период немецкой оккупации перебрались за границу.

Национализированные фарфоровые заводы продолжали работать, и расставшись с владельцами. Восстановленные после завершения гражданской войны и периода разрухи, они производили все тот же кузнецовский фарфор и фаянс. Изменился немного лишь ассортимент — добавился агитационный фарфор и посуда, украшенная ликами революционных вождей. Технически заводы были оснащены очень хорошо, это позволило им без обновлений работать не одно десятилетие. Только в 1930-е годы стал вопрос реконструкции и расширения бывших кузнецовских предприятий. Произведения же, созданные выпестованными Кузнецовым и продолжавшими работать на заводах художниками, много лет позволяли теперь уже советским фарфоровым заводам брать многие медали и призы на международных выставках.

Особенности кузнецовского фарфора и секреты производства

Продукция кузнецовского фарфорового завода, особенно при Матвее Сидоровиче, отличалась разнообразием. Крестьянам предлагали неброскую дешевую посуду, предметы для горожан декорировались «дворянскими» росписями, выполненными более простыми красками. Богатым купцам предназначалась посуда с золотым покрытием внутренней части. Из-за такого разнообразия антикварный кузнецовский фарфор, появляющийся сегодня в продаже на аукционах или в магазинах, предлагающих антиквариат, так неоднороден по цене. Кроме посуды кузнецовские фабрики выпускали различные украшения для интерьеров домов, сюжетные миниатюры и скульптуры, а также фарфоровые детали телефонного и телеграфного оборудования, фаянсовые умывальные чаши и ванны.

Были у династии Кузнецовых и технологические секреты. Например, они особым способом готовили глину для изготовления белья — фарфоровой массы. Чтобы она получилась более пластичной, глину подвергали летованию — длительной выдержке перед замесом в подвалах с повышенной влажностью. Большое внимание уделялось подготовке качественного топлива. Заготавливали торф исключительно в определенные летние дни, когда он был особенно сухим. Отличное топливо обеспечивало равномерный качественный обжиг.

Коллекционирование кузнецовского фарфора

Семногие увлекаются коллекционированием, собирая старинный русский фарфор разных заводов. Те, кто приобретает работы Кузнецовского фарфорового завода, вносят свой вклад в сохранение русских национальных традиций. Яркие, нарядные образцы кузнецовского фарфора украшают множество собраний и коллекций разного уровня, наглядно иллюстрируя быт, вкусы и предпочтения средней прослойки населения России. На рынке антиквариата и сегодня часто встречаются относительно недорогие кузнецовские масленки, шкатулки, сахарницы и т.п. Цена на кузнецовский фарфор определяется «аппетитами» продавца, второй важный фактор — состояние антикварной вещицы или посуды. Сколы, следы реставрации, а тем более наличие трещин снижают цену фарфорового антиквариата.

Установить изготовителя старинного фарфора помогают клейма. У фарфоровых заводов Кузнецова они многочисленны и разнообразны. Дело в том, что «Товарищество Кузнецовых» создавалось постепенно, присоединяя к себе уже действующие фабрики и заводы. А у Матвея Кузнецова был принцип — не терять клиентов, наработанных фабриками до смены владельца. Поэтому он старался сохранить возможность использования клейм, под которыми фарфоровая продукция была уже знакома потребителям. А при покупке завода Гарднера кроме клейм он еще и оставил за собой право на медали, полученные за победы выпускаемого здесь фарфора на выставках. Поэтому перечень клейм Кузнецовского фарфорового завода чрезвычайно широк, ниже приведены несколько образцов.

Клейма Кузнецовского фарфора

Клейма фабрики Кузнецова село Грузино-Новогородской губернии 1897-1918 гг.

Клейма Кузнецовского фарфора

Установить подлинность антикварной фарфоровой вещи, произведенной заводами Кузнецовых, поможет специалист. Его консультация защитит от приобретения подделки.

Ознакомиться с коллекцией старинного русского и европейского фарфора и купить старинный фарфор можно в нашем каталоге старинного фарфора. Мы будем рады Вас видеть, наши консультанты проконсультируют и расскажут историю каждой старинной вещи и помогут разобраться с клеймами старинного фарфора.

Источник

Поделиться с друзьями