Шел так скатертью дорожка

Шел так скатертью дорожка

Выражение «скатертью дорога» — один из старинных фразеологизмов, которые сохранились до наших дней еще со времен Древней Руси. Тогда это выражение имело совсем другой смысл: оно служило напутствием перед долгой дорогой.

Путешествовать в старину было довольно трудно и опасно. Дороги часто размывало после сильных дождей и заметало снегом, а иногда путникам и вовсе приходилось преодолевать бездорожье. Также путешественник мог встретить разбойников или просто заблудиться. Поэтому, провожая близкого человека, ему говорили «скатертью дорога» — то есть желали легкого пути, без трудностей и опасностей, гладкого и ровного, как полотно, которым накрывали стол.

Скатерть славяне считали символом чистоты, порядка и благополучия. Праздничный стол застилали белым полотном, которое сначала отпаривали и разглаживали, чтобы на нем не было складок. В богатых семьях к празднику доставали шелковые скатерти — в старину их называли «камчатными». Отсюда произошел еще один вариант пожелания счастливого пути: «камчатной дороги», то есть гладкой и ровной, как шелк.

Со скатертью связан и еще один старинный русский обычай. В некоторых губерниях после сватовства невеста должна была потянуть за скатерть, которой был накрыт праздничный стол. Таким образом она символически «стелила дорожку» своим подругам и сестрам, чтобы те тоже вскоре благополучно вышли замуж.

Выражения, похожие по смыслу на русское «скатертью дорога», существовали и в других языках. Например, англичане желали путешественнику, чтобы «ветер всегда дул в спину», то есть был попутным.

Со временем значение фразы «скатертью дорога» изменилось. Ее все чаще стали употреблять в ироническом смысле, а вскоре она приобрела недоброжелательный оттенок. Выражением «скатертью дорога» человеку давали понять, что его никто не держит, что без него будет лучше. В таком смысле эта фраза вошла во многие произведения классической литературы. Например, Алексей Толстой писал в романе «Хождение по мукам»: «Я неплохо изучил русский язык, я знаю, ― когда говорят: «скатертью дорога», это значит: «убирайся ко всем чертям…»

В разговорном русском языке встречаются и другие фразеологизмы с похожим смыслом — например, «флаг тебе в руки», «вперед и с песней». Их часто употребляют не только в значении «уходи, убирайся с глаз долой», но и как ироническое побуждение к действию.

Выражение «скатертью дорога» — один из старинных фразеологизмов, которые сохранились до наших дней еще со времен Древней Руси. Тогда это выражение имело совсем другой смысл: оно служило напутствием перед долгой дорогой.

Путешествовать в старину было довольно трудно и опасно. Дороги часто размывало после сильных дождей и заметало снегом, а иногда путникам и вовсе приходилось преодолевать бездорожье. Также путешественник мог встретить разбойников или просто заблудиться. Поэтому, провожая близкого человека, ему говорили «скатертью дорога» — то есть желали легкого пути, без трудностей и опасностей, гладкого и ровного, как полотно, которым накрывали стол.

Скатерть славяне считали символом чистоты, порядка и благополучия. Праздничный стол застилали белым полотном, которое сначала отпаривали и разглаживали, чтобы на нем не было складок. В богатых семьях к празднику доставали шелковые скатерти — в старину их называли «камчатными». Отсюда произошел еще один вариант пожелания счастливого пути: «камчатной дороги», то есть гладкой и ровной, как шелк.

Со скатертью связан и еще один старинный русский обычай. В некоторых губерниях после сватовства невеста должна была потянуть за скатерть, которой был накрыт праздничный стол. Таким образом она символически «стелила дорожку» своим подругам и сестрам, чтобы те тоже вскоре благополучно вышли замуж.

Выражения, похожие по смыслу на русское «скатертью дорога», существовали и в других языках. Например, англичане желали путешественнику, чтобы «ветер всегда дул в спину», то есть был попутным.

Со временем значение фразы «скатертью дорога» изменилось. Ее все чаще стали употреблять в ироническом смысле, а вскоре она приобрела недоброжелательный оттенок. Выражением «скатертью дорога» человеку давали понять, что его никто не держит, что без него будет лучше. В таком смысле эта фраза вошла во многие произведения классической литературы. Например, Алексей Толстой писал в романе «Хождение по мукам»: «Я неплохо изучил русский язык, я знаю, ― когда говорят: «скатертью дорога», это значит: «убирайся ко всем чертям…»

В разговорном русском языке встречаются и другие фразеологизмы с похожим смыслом — например, «флаг тебе в руки», «вперед и с песней». Их часто употребляют не только в значении «уходи, убирайся с глаз долой», но и как ироническое побуждение к действию.

Источник

ТЕМНАЯ БАШНЯ-3: БЕСПЛОДНЫЕ ЗЕМЛИ

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ
«Бесплодные земли» — третья часть длинной истории, навеянной и в
известной степени основывающейся на эпической поэме Роберта Браунинга
«Чайльд Роланд к башне темной пришел». Первая книга, «Стрелок», рассказывает о том, как Роланд, последний
стрелок в мире, «сдвинувшемся с места», преследует и в конце концов
догоняет человека в черном, чародея по имени Уолтер, который в ту пору,
когда Срединному Миру — Межземелью — еще удавалось сохранять единство,
притворно добивался дружбы с отцом Роланда. Догнать этого
колдуна-получеловека — не конечная цель Роланда, а лишь очередная веха на
пути к могущественной и таинственной Темной Башне, стоящей в нексусе
времени. Собственно, кто такой Роланд? Каков был его мир до того, как
сдвинулся с места? Что есть Башня, и для чего он с таким упорством ищет
ее? Мы располагаем лишь обрывочными ответами. Роланд, безусловно, своего
рода рыцарь, один из тех, кому поручено сохранить (или, возможно, спасти)
мир, запечатлевшийся в их памяти «проникнутым любовью и светом». Однако
насколько воспоминания Роланда соответствуют тому, каков был его мир на
самом деле, вопрос весьма спорный. Мы _з_н_а_е_м_, что, раскрыв любовную связь своей матери с Мартеном,
чародеем куда более могущественным, чем Уолтер, Роланд был принужден до
срока пройти испытание на зрелость; мы знаем, что это Мартен в надежде,
что мальчик не выдержит испытания и будет «отослан на Запад», в безлюдные
пустыни, устроил так, чтобы Роланд узнал об интрижке матери; нам известно,
что, выдержав испытание, Роланд камня на камне не оставил от планов
Мартена. Нам также известно, что между миром стрелка и нашим миром существует
некая странная, но основополагающая связь и что сообщение между мирами
порой возможно. В пустыне, на постоялом дворе у давно заброшенного почтового тракта,
Роланд встречает мальчика по имени Джейк — мальчика, чья жизнь в нашем
мире оборвалась; мальчика, которого толкнули под колеса автомобиля на
перекрестке в центре Манхэттена. Джейк Чэмберс умер под пристальным
взглядом человека в черном, Уолтера, и очнулся в мире Роланда. Им не удается вместе догнать человека в черном — Джейк погибает во
второй раз. теперь из-за того, что стрелок, поставленный перед вторым
мучительнейшим выбором в своей жизни, решает пожертвовать символическим
сыном. Роланду предоставлено выбирать между Башней и мальчиком, и он
избирает Башню. Последнее, что Джейк говорит стрелку перед тем, как
сорваться в пропасть: «Раз так, идите. Есть и другие миры, не только
этот». Последнее столкновение Роланда и Уолтера происходит на пропыленной
голгофе, усеянной гниющими костями. Человек в черном предсказывает Роланду
будущее по колоде карт Таро, обращая особое внимание стрелка на три
о_ч_е_н_ь_ странных карты — это Невольник, Владычица Теней и Смерть («но
не твоя, стрелок»). Вторая книга, «Двери между мирами», начинается с того, что вскоре по
завершении своего столкновения с Уолтером смертельно усталый стрелок
пробуждается среди ночи на берегу Западного Моря и обнаруживает, что
прилив принес с собой стаю ползучих плотоядных созданий, «кошмарных
омаров». До того как Роланду удается ускользнуть за ограниченные пределы
досягаемости хищных тварей, омары серьезно ранят его. Стрелок лишается
большого и указательного пальцев правой руки. В довершение всего
отравленный ядом омароподобных чудовищ Роланд, вновь пустившись краем
Западного Моря на север, в дороге заболевает. быть может, смертельно. На пути Роланда оказываются три двери — они стоят на прибрежном песке
свободно, ничем не закрепленные. Каждая из дверей открывается — для
Роланда и только для Роланда — в наш мир; собственно, в тот большой город,
где жил Джейк. Стремясь спасти свою жизнь и переправить в свой мир тех
троих, что должны сопровождать его к Темной Башне, Роланд трижды посещает
Нью-Йорк в трех разных точках нашего временного континуума. Эдди Дийн — это _Н_е_в_о_л_ь_н_и_к_, пристрастившийся к героину
молодой человек из Нью-Йорка конца восьмидесятых. Шагнув _у _с_е_б_я_ в
дверь на морском берегу, Роланд оказывается в сознании Эдди Дийна в ту
минуту, когда Эдди, выступающий в роли «челнока» (он везет кокаин для
субъекта по имени Энрико Балазар), приземляется в аэропорту Кеннеди. В
ходе их с Эдди мучительных совместных приключений Роланду удается достать
немного пенициллина и переправить Эдди Дийна в свой мир. Героиноман Эдди,
обнаружив, что умыкнут туда, где героина (а также, к слову сказать, и
жареной курочки, столь любимой морячком Лупоглазом) нет и в помине, мягко
говоря, не испытывает восторга. Вторая дверь приводит Роланда к _В_л_а_д_ы_ч_и_ц_е _Т_е_н_е_й_ — на
самом деле это _д_в_е_ женщины в одном теле. На сей раз Роланд неожиданно
для себя оказывается в Нью-Йорке начала шестидесятых, в обществе
прикованной к инвалидному креслу молодой активистки движения за права
человека. Зовут ее Одетта Холмс. Внутри Одетты прячется хитрая, коварная и
полная ненависти Детта Уокер. Но результат перемещения этой «двойной»
женщины в мир Роланда для Эдди и быстро слабеющего стрелка эфемерен.
Одетта убеждена, что происходящее с ней — не то сон, не то иллюзия; Детта,
наделенная умом гораздо более грубого, по-звериному прямого склада, не
мудрствуя лукаво целиком посвящает себя задаче убить Роланда и Эдди,
которые видятся ей белыми дьяволами-мучителями. Джек Морт, серийный убийца, скрывающийся за третьей дверью (Нью-Йорк
середины семидесятых), — это _С_м_е_р_т_ь_. Морт дважды становился
причиной больших перемен в жизни Одетты Холмс-Детты Уокер, хотя ни они
обе, ни он сам об этом не знают. За свою безумно (но — о! — так
осмотрительно) прожитую жизнь Морт, чей modus operandi [метод действия
(лат.)] — либо толкать жертву, либо что-нибудь сбрасывать на нее сверху,
успел проделать с Одеттой и то, и другое. Когда Одетта была ребенком, он
сбросил ей на голову кирпич, отчего девочка впала в кому, а на свет
явилась Детта Уокер, тайная сестра Одетты. Много лет спустя, в 1959 году,
в Гринвич-вилледж, Морт вновь случайно встречает Одетту и толкает ее под
поезд метро. Вопреки замыслу Морта, Одетта снова остается в живых;
впрочем, дорогой ценой: подъезжающий к станции поезд отрезал ей обе ноги.
Лишь присутствие самоотверженного молодого врача (и, быть может, злобного,
но неукротимого духа Детты Уокер) спасает ей жизнь. или так кажется. На
взгляд Роланда, эти взаимосвязи предполагают действие силы гораздо более
могущественной, чем простое совпадение; он убежден, что титанические силы,
витающие вокруг Темной Башни, вновь стягиваются к ней. Роланд узнает, что Морт, возможно, — ключ еще к одной тайне, разгадка
парадокса, способного свести с ума. Ибо жертва, к которой подкрадывается
Морт в миг, когда стрелок входит в его жизнь, — не кто иной, как Джейк,
мальчик, встреченный Роландом на постоялом дворе и сгинувший под горами.
Роланд никогда не имел причин ни сомневаться в рассказе Джейка об
обстоятельствах его гибели в нашем мире, ни задаваться вопросом, кто был
убийцей Джейка — разумеется, Уолтер. Когда вокруг того места, где лежал
умирающий Джейк, собралась толпа, мальчик увидел его, одетого священником,
и описание не вызвало у Роланда ни малейших сомнений. Он и поныне уверен: о да, Уолтер, бесспорно, был там. НО ПРЕДПОЛОЖИМ,
ДЖЕК МОРТ, А НЕ УОЛТЕР ТОЛКНУЛ ДЖЕЙКА РОД КОЛЕСА ПОДЪЕЗЖАЮЩЕГО
«КАДИЛЛАКА». Возможно ли это? Роланд затрудняется сказать наверняка,
однако, если дело обстоит именно _т_а_к_, где же сейчас Джейк? Мертв? Жив?
Застрял где-то во времени? А если Джейк Чэмберс по-прежнему живет и
здравствует в своем родном мире Манхэттена середины семидесятых, ПОЧЕМУ
РОЛАНД ЕЩЕ ПОМНИТ О НЕМ? Несмотря на такое повергающее в недоумение и, возможно, опасное
развитие событий, испытание дверьми между мирами — и извлечением троих —
заканчивается для Роланда успешно. Эдди Дийн примиряется со своим местом в
мире Роланда, потому что влюбляется во Владычицу Теней. Детта Уокер и
Одетта Холмс, номер два и номер три из тройки Роланда, сливаются в единую
личность, сочетающую в себе черты и Детты, и Одетты, когда стрелок наконец
оказывается в силах заставить оба этих «я» признать друг друга.
Получившийся гибрид способен и принять любовь Эдди, и ответить на нее.
Одетта Сюзанна Холмс и Детта Сюзанна Уокер, таким образом, превращаются в
новую женщину — _т_р_е_т_ь_ю_: Сюзанну Дийн. Джек Морт гибнет под колесами поезда метро — того самого легендарного
поезда «А», который пятнадцатью или шестнадцатью годами раньше отхватил
ноги Одетте. Невелика потеря. А Роланд Галаадский впервые за столько лет, что и не счесть, больше
не одинок в своем странствии, в поиске Темной Башни. Катберта и Аллена,
сопровождавших его во дни давно минувшие, сменили Эдди и Сюзанна. но у
стрелка есть одна особенность: он приносит друзьям несчастье. «Бесплодные земли» подхватывают нить повествования о приключениях
трех пилигримов на просторах Межземелья спустя несколько месяцев после
столкновения у последней двери на взморье. Путники уже изрядно углубились
внутрь материка. Время отдыха близится к концу, пришла пора учения.
Сюзанна учится стрелять. Эдди — резать по дереву. а стрелок познает,
каково по капле терять рассудок.
(Замечу еще одно: мои нью-йоркские читатели поймут, что я позволил
себе некоторые вольности в обращении с географией города. Надеюсь, меня
можно за это простить.)

Читайте также:  Как правильно поменять скатерть

Источник

Шел так скатертью дорожка

01. Розовый закат (муз. В.Гордеев- сл.Д.Туманов)
Dm B
Кончики пальцев коснулись вечности,
C A
Руки на ощупь тянутся к свету.
Dm B
Время рассвета- часть бесконечности
C A
Рок человечества бросил монету

Крестовый поход завершился вничью,
Лучший из лучших прыгнул в могилу.
Искалеченный ствол источает смолу,
Заражённая почва предвещает меру.

Припев:
Dm B C F
Розовый закат, превратившись в грим,
Dm B C F
Лёгкую рукой развязал войну.
B C F Dm
Он увидел тень свободы и погиб
B Gm A Dm
В этом праведном святом бою.

Красным узором вспыхнули раны,
Чёрною бездной застыли зрачки
Властью в аду насладились тираны,
Алое знамя на юной груди…

Холёный палец тронул курок
И раненый парень упал на траву.
Он хранил в своей памяти доблесть и честь,
Он обул сапоги и пошёл на войну.

Розовый закат, превратившись в грим,
Лёгкую рукой развязал войну.
Он увидел тень свободы и погиб
В этом праведном святом бою.

02. Последний метод(Режим) (муз.и сл. В.Гордеев)
G H Em C
Бросая взгляд, бросая сор..ты сделаешь и мне укол.
Забыв про то, забыв про всё и убежав туда, где сны,
Где чёрный ворон над землёй опять промолвит нам о тех
Кто поднял флаг во имя нас, но сейчас валяется в говне

Мы не покинем никогда все их бесцветные глаза,
Мы будем жить для них всегда, лелея алые цвета.
И к нам придёт победа вновь, и пусть застынет в жилах кровь.
G H Em C Am H
Когда нас всех отпустят в рай я закричу тебе: давай!

Припев:
Em C
Давай с тобою пропоём,
C Am
Давай забудем всё, уйдём,
Am H
Оставим всех и побежим
H Em
Туда, где есть такой режим,
Где с первым пеньем петухов
Через года сквозь суть веков
Мы все вернёмся точно в срок,
Чтоб написать наш эпилог.

Читайте также:  Как чистить виниловые скатерти

Немая жуть сжимаz путь и рассекая облака,
Заставит нас идти вперёд и не бояться никогда
Прогнивших рож, тупых гвоздей, замысловатого зверья,
Лежащих тел, людских судеб и даже самого себя!

И средь ночи, взрывая боль, здесь вдруг послышатся шаги
И все попятятся назад, не зная даже той беды,
Что так под небом пронеслась.. И пусть она взорвётся сном!
Когда нас всех не пустят в рай, я закричу тебе: давай!

Давай с тобою пропоём,
Давай забудем всё, уйдём,
Оставим всех и побежим
Туда, где есть такой режим,
Где с первым пеньем петухов
Через года сквозь суть веков
Мы все вернёмся точно в срок,
Чтоб написать наш эпилог.

03 Скатертью дорожка (муз. и сл. В.Гордеев)
Hm
Вставай скорей, надевай шинель.
D
Собирай ордена, захвати свирель.
A Em F#
Сними уныние своё — зачем оно в бою…

Возьми с собой частицу чин
Чтоб не было других причин.
Гони долой ночной покой-
Там, впереди, ждёт последний твой бой!

Припев:
Hm G D F#
Скатертью дорожка между сонных артерий
Hm G Em F#
Побежала, покатилась да на нравственный критерий.
Hm F# Am Em
Между мыслей и извилин да над праведным огнём
C G D F#
Рассекая узы нравов смершевым мечом…

Скидай с себя оковы дней,
Беги по улице теней
Иди туда, где ждут тебя под праведным дождём!

Там ждут тебя цари полей,
Маня лесной красой очей
Зовут тебя в свой дивный сад,
Но ты для них чужой.

Скатертью дорожка между сонных артерий
Побежала, покатилась да на нравственный критерий.
Между мыслей и извилин да над праведным огнём
Рассекая узы нравов смершевым мечом!

04 Смерть тирании! (муз. и сл. В.Гордеев)
Dm
Человек подвержен рожденью и смерти,
B
Человек подвержен старости, болезни.
F
Эти погонщики указывают путь,
G A
Делая из жизни огненную жуть.

Но никто не смеет рвать её на части,
Никто не смеет в обнажённой страсти
Пошлой ненависти, дикой пляске
Уничтожить эту связь..
Fm# Cm#
Но для них портфели важнее людей
A Gm#
Отравляя ложью ничтожных властей.
Они смеют смеяться в порядке вещей
Над Родиной моей!
Но они ведь знают, что не быть никогда,
Они ведь знают, что придёт она
Fm# Cm# A Gm#
Смелая, великая молодая гвардия!\

Припев:
Dm B/F Dm
Смерть тирании! Закричал возвращённый Гулаг
Смерть тирании! Загорелась от взоров земля
Смерть тирании! И опять над Кремлём красный флаг!
Смерть тирании! Смерть тирании, смерть!

На этой планете подобны мы мрази,
Когда человечество глупо в экстазе
Свои надругательства прячет наружу
И грязь из толпы превращается в стужу

Но я твёрдо верю, что будет победа.
В моём предрешении судьба это рок,
А рок- это сила небесного смысла
А в смысле рождается новый порок.

05 Чёрная мораль. (муз. и сл. В.Гордеев)

Am Dm E C G
В час ночной- весна и лунный светоч-лет
F G C E
Ночь и день посылают мне привет
F E C G Am
От беспечных душ- кто сыскал покой- их уж нет.
F C Dm E7
И, терзаясь в муках, я тяну судьбы билет…

F G C E Am
Снова чёрный дождь пошёл, нам наверное не жить.
Хватит ждать и хватит лгать, нам пора бы всё забыть.
Нам пора бы суть постичь и, отбросить всю печаль.
F C Dm E7
Поглощая только лишь чёрную мораль! А-аа..

Гимн весны омрачил покойт и изчез
Голос мой потерял свой процесс.
Я опять убит! Но воскресну я не тут.
А со мной восстанут миллионы, их ведь ждут!

Снова чёрный дождь пошёл, нам наверное не жить.
Хватит ждать и хватит лгать, нам пора бы всё забыть.
Нам пора бы суть постичь и, отбросить всю печаль.
Поглощая только лишь чёрную мораль! А-аа..

06 Гулаг.(муз. В.Гордеев- сл.Д.Туманов и В.Гордеев)

Am Dm
Опять рассвет к востоку тянет руки
C E
Привычный вестник- доброе начало
Или сплошной обман, когда разлука
Стучится в дверь стальными кулаками.

F C E Am
Остался след ударов по лицу,
F C G E
Звучит аккорд взволнованно и строго.
Am F G C
Уже до крика раненная грудь
F C E Am
Охрипим голосом провозгласит своё.

F G C
Снова пролетарий поднимает кулак:
Dm E Am
Сталин, Берия, Гулаг!

Холодный глаз в стеклянном отражении,
Твоё порочно искажённое признание.
Бесправный выбор значит поражение
Победный залп- из чувства страдания

Ты помнишь эти юные мечты?
Свободный нрав, цветной самообман…
И жалких строк чернильные ряды.
Как будто с продолжением роман!

Снова пролетарий поднимает кулак:
Сталин, Берия, Гулаг!

Смерть без труда обещано найти,
И сколько неоправданных надежд!
Пронумерован каждый новый лист,
Да только прошлое за час не перечесть.

Небрежный почерк, странная судьба,
Живительный глоток воспоминаний.
Но как бы не хотел вернуть тебя,
Мгновенье- шаг к секунде расстояний

Снова пролетарий поднимает кулак:
Сталин, Берия, Гулаг!

07 Быль со сказкой ( муз. и сл. В.Гордеев)

Em C Am D
Ты взойди, ты взойди, солнце красное моё,
Ты снеси, ты снеси крышу дома моего
Понеси её туда, где гуляет ветер прост,
Где последний луч заката повторяет свой вопрос.

Припев:
D G Em Am D
Что ж ты юность без любви? Соловей поёт вдали.
G Em Am D
Закалилась сила злата, день победы впереди.
Черно-синяя гуашь, полный чуши инструктаж.
И весёлый шум и гам. Быль со сказкой пополам!

Посмотри, посмотри, как возвысили любовь.
Что сказать, что сказать, если стынет в жилах кровь?
За дешёвую цену, за неоновый рассвет
Кто продал мою судьбу? Потушите нахуй свет!

Что ж ты юность без любви? Соловей поёт вдали.
Закалилась сила злата, день победы впереди.
Черно-синяя гуашь, полный чуши инструктаж.
И весёлый шум и гам. Быль со сказкой пополам!

08 Молодильные яблоки (муз. и сл. В.Гордеев)

Hm G
Армейская фуражка покосилась на бок,
D Em F#5
Я вышел в чисто поле, я весел и горд.
И наглая ухмылка застилает лицо.
Я в руки взял гитару и провёл аккорд.

Припев:
Hm A F# Hm
Весенняя прохлада, и юность, и смех,
G D Em F#
Триумфы, победы, знамёна, штыки;
Hm A F# Hm
Наивный, по-детски случайный успех,
G D F# Hm
Усмешка в глазах и жажда любви!
-соляга-Hm.G.F#.Hm.G/F#

Гляжу, впереди на деревьях растёт
Медового вкуса и нежности облака
Никем не затронутый сказочный плод:
Налитые соком молодильные яблоки!

Отведавши плод, я почувствовал вдруг,
Как будто в крови течёт живая вода.
Как будто я смерть победил над собой,
Оставшись вечно молодым- навсегда!

09 Цель одна (муз. и сл. В.Гордеев)
Am F Dm G
В твоих словах не видно дня,
В твоей свободе тает пустота,
В твоём сознании- ложь и страх,
В ошибках лишь гнилая блажь!

Ты продал всех, судьбу и честь;
Тебя свела тупая месть.
В твоих глазах немая боль.
Ты заслужил её- изволь!

Читайте также:  Необычные круглые скатерти крючком

Припев:
Ночь темна, а цель близка.
Нас заботит цель одна.
Цель одна: винтовку взять
И убивать, кто продал нас всех подряд!

В твоей душе обрывки зла,
В твоей судьбе- всё темнота.
Так стань иудой и не плачь:
Теперь ты сам себе палач!

Краснознамённая свобода продолжает жить,
Победоносно расширяя рукава границ,
Противореча всему миру, выпивай до дна,
Своелюбиво начертав два слова: «Цель одна!»

Цель одна! Цель одна!
Цель одна, цель одна, цель одна!

C E Am
Ты прими меня таким, какой я есть.
F G C
Ты прими меня таким, каким я стал.
F G C Am
И прости за то, что я на другой стороне.
Dm E Am
За то, что я оказался неправ.
F G C Am
Прости за то, что я на другой стороне,
Dm E Am
За то, что я оказался неправ…

Dm G(m) A Dm
Забывшись в пьяном сне на исходе дня,
G Dm A Dm
Меня спасёт от жизни лишь петля.
Dm G(m) A Dm
Белёсой простынёй ты моё тело прикрой,
Dm G A Dm
Так, чтобы никто не посмел нарушить вечный покой!

Я долго пытался открыть глаза,
Скрывая лицо своё за прозрачным щитом.
Я долго пытался дождаться незваного гостя,
Я сидел и ждал, а он не пришёл.
Я долго пытался дождаться незваного гостя,
Я сидел и ждал, а он не пришёл…

Забывшись в пьяном сне на исходе дня,
Меня спасёт от жизни лишь петля.
Белёсой простынёй ты моё тело прикрой,
Так, чтобы никто не посмел нарушить вечный покой!
***
Ты прими меня таким, какой я есть.
Ты прими меня таким, каким я стал.
И прости за то, что я на другой стороне.
За то, что я оказался неправ.
Прости за то, что я на другой стороне,
За то, что я оказался неправ…

Забывшись в пьяном сне на исходе дня,
Меня спасёт от жизни лишь петля.
Белёсой простынёй ты моё тело прикрой,
Так, чтобы никто не посмел нарушить вечный покой!

Грешная душа обрела покой,
Мёртвые уста говорят «постой».
Не спеши упрятать тело под землёй.
Афганистан навсегда подарил им покой.

Молодость в песках навсегда осталась,
Ужасом войны сердце закалялось.
В памяти остались мёртвых имена.
Афганистан подарил им покой навсегда.

Чёрные цветы в срок свой распустились.
Родины сыны славно потрудились.
Лепестки тюльпанов шепчут матерям:
Афганистан подарил им покой навсегда.

Обрела покой грешная душа,
Говорят «постой» мёртвые уста,
Матерям остались боль и седина.
Афганистан!

Hm Em F#
Дожевать бы беззубым ртом бутерброд
Hm Em A
Да воздать по заслугам всем своим врагам.
D Em Hm
Лишь бы камень да не в наш огород,
G F# Hm
Лишь бы пуля-дура тоже не нам!

Понемногу, когда всё улеглось
И дорога станет белой скатертью
По причине благодатной судьбы..
Да только детство уже не вернуть

Схоронить что ль оторвавшийся рукав,
Да забыть, коль всё равно опоздал.
Если яма- есть предельная черта,
За предельной чертой пустота.

Греем руки в остывших углях
И в разлуке предаёмся мечтам.
Только правда, она ведь одна
И её не отвергнешь никак!

Заплатить. Да только как бы не так…
Заплатить за сермяжную быль.
Не пожалеть замусоленный пятак,
Продавая последний костыль.

За плечами и смута и гон(?)
Порождает безумный мираж.
И давно бы пора на покой,
Да только что-то всё неймётся нам…
И давно бы пора на покой,
Но что-то всё неймётся нам!

13 Ночь искушения

Раз на раз не приходится.
То ли дело отважиться!
Что то где то уронится
И уже не сыскать никогда.
Ласково греет солнышко,
Вкрадчиво реют знамёна алые,
Смело шагают граждане
По глухим коридорам уснувших домов!

Нам предлагают снег- мы выбираем дождь,
Нам выключают свет- мы закрываем глаза,
Нас заставляют ждать, а мы хотим сейчас
Зажечь огонь борьбы в ночь искушения!

Будет и на нашей улице
Праздник, лето открытых дверей.
Стерпится, свяжется, сгладится.
Горький осадок в душе лишь останется.
А если удастся пройти через тернии,
Пусть даже придётся натягивать нервы,
Если придётся пожертвовать всем,
То я всегда и везде буду первым!

Нам предлагают снег- мы выбираем дождь,
Нам выключают свет- мы закрываем глаза,
Нас заставляют ждать, а мы хотим сейчас
Зажечь огонь борьбы в ночь искушения! (2 раза)

14 Тебе не спится

Иммунитет воспротивился инстинкту,
Яблоко упало не той стороной…
Назови мир своим именем.
Апрель придёт, нагрянет внезапно.
Весна- она будет долгой.
А каждый глоток тепла- изобильным.

Небо рисует узор,
Где-то там высоко.
Из-за облаков не видно.
Ветер скрипит окном.
Не поддаётся оно.
Грозно довлеет ночь- а тебе не спится.

Иммунитет воспротивился закону.
Удачный ход, безграничен восторг
Принявших облик нового героя повседневной сказки.
А команда отбой- это значит покой
Который раз за этот год.
И в этот миг никто никому не подвластен.

Но небо рисует узор,
Где-то там высоко.
Из-за облаков не видно.
Ветер скрипит окном.
Не поддаётся оно.
Грозно довлеет ночь — а тебе не спится.

Иммунитет воспротивился жизни,
А новое время ещё не пришло,
Прочно увязнув в порочной трясине прошлого.
Воспалённый мозг отказался мыслить:
Годы берут своё…
Упавшие облака продолжают гнить и сохнуть.

Ведь небо рисует узор
Где-то там высоко.
Из-за облаков не видно.
Ветер скрипит окном.
Не поддаётся оно.
Грозно довлеет ночь — а тебе не спится.(2р)

Че Гевара Жив!
Не все люди — звери, не все рожи — лица,
Учись теперь верить — тебе пригодится,
Не смей прогибаться под тяжестью лет,
Учись улыбаться не видя ответ.

А если ты будешь поближе к народу,
То жизнь не погубишь — получишь свободу.
Забудь прегрешения — их все совершали —
Не будет затмения и дикой печали.

И чашу полную с вином,
Мы будем пить с тобой вдвоём,
Мы будем дико хохотать,
Возьмём ружьё-пойдём стрелять.
И пядь за пядью ото дня восстанет Родина моя,
У нас у всех такой призыв —
Ну что, не ждали — Че Гевара жив!

Победы! Призывы, под градами грунта
Весь мир захлебнётся от алого бунта
На площадь надежда- лишь брезжит рассвет
Но твёрдой рукою мы скажем им «Нет!»

Испьём чашу мести святою водою,
Забудем без лести, если смерь под собою.
Дети народа к победе придут,
Кто славит свободу — свободу найдут!

И чашу полную с вином,
Мы будем пить с тобой вдвоём,
Мы будем дико хохотать,
Возьмём ружьё-пойдём стрелять.
И пядь за пядью ото дня восстанет Родина моя,
У нас у всех такой призыв —
Ну что, не ждали — Че Гевара жив!

Не все люди — звери; не все рожи- лица
Учись теперь верить — тебе пригодится
Не смей прогибаться под тяжестью лет
Учись улыбаться не видя ответ.

А если ты будешь поближе к народу,
То жизнь не погубишь — получишь свободу.
Забудь прегрешения — их все совершали —
Не будет затмения и дикой печали.

И чашу полную с вином,
Мы будем пить с тобой вдвоём,
Мы будем дико хохотать,
Возьмём ружьё-пойдём стрелять.
И пядь за пядью ото дня восстанет Родина моя,
У нас у всех такой призыв —
Ну что, не ждали — Че Гевара жив!

Источник

Поделиться с друзьями